змеевки


Змеёвки
– дочери Великого Полоза. У них у всех волосы из чистого
золота и бездонные черные глаза. Все они очень худые, потому что умеют
превращаться в золотых змей. В
темноте они светятся. Могут проходить сквозь камень и делать из одних камней
другие. Как и их отец, превратившись в змею они оставляют за собой золотой
след.

Про одну из самых известных змеёвок – Золотой Волос, говорится ещё
в башкирском народном фольклоре. Это «девица… красоты невиданной, неслыханной.
Косу через плечо перекинула и по воде конец пустила. А коса-то у ней золотая
и длиной десять сажен. Речка от той косы так горит, что глаза не терпят».
Её служанка – маленькая, но очень умная сухонькая старушонка, превращающаяся
в лисицу, стоит ей ткнуться носом в землю. Она везде бегает и обо всём
сообщает Золотому Волосу, ибо та даже от речки отойти не может – слишком
тяжела золотая коса. Волосы у ней однако мягкие да тонкие. После каждого
неудачного побега отец наказывал её тем, что её коса удлинялась по десять
сажен за раз, а её любимый должен был ждать по три года каждый раз. Интересно,
что она очень плохо знает силу отца, да и вообще всё о нём, из чего можно
сделать вывод, что Великий Полоз мало интересуется дочерьми, но отдавать
их не хочет.

Они очень любят правду, и как и их отец очень им не нравится, когда
один человек над другим измывается.

«…В одной артелке увидел Костька девчонку. Тоже рыженька, собой тончава,
а подходященька. С такой по ненастью солнышко светеет… приисковая девчонка.
Костька и разлетелся, только его сразу обожгло.

Девчонка ровно вовсе молоденькая, справа у ней некорыстна, а подступить
непросто. Бойкая! Ты ей слово, она тебе – два, да всё на издевку. А руками
чтобы – это и думать забудь…

…подарков она не брала… Даже самой малости…

…На пляску, сказывают, шибко ловкая была… Как понапились все, он и
ухватил эту девчонку, а она уставилась глазами-то, у Костьки и руки опустились,
ноги задрожали, страшно ему чего-то стало…

…- И не подумаю, - кричит, - Лучше всё до копейки пропью!

- Ну, - говорит, - твоё дело. Было бы сказано. Пропивать пособим.

И пошла от него плясом. Чисто змея извивается, а глазами уперлась –
не смигнет. С той поры и стал Костька такие гулянки чуть не каждую неделю
заводить… Деньжонки, какие на руках были, скорехонько умыл, а выработка
вовсе пустяк…

…Потемки ещё, а её всю до капельки видно. Высоконькая да пряменькая…
Схватил ту девчонку за ноги да что есть силы и дернул на себя в яму. Девчонка
от земли отстала, а всё пряменько стоит. Потом ещё вытянулась, потончала,
медяницей стала, перегнулась Костьке через плечо, да и поползла по спине.
Костька испугался, змеиный хвост из рук выпустил. Уперлась змея головой
в камень, так искры и посыпались, светло стало, глаза слепит.

Прошла змея через камень, и по всему её следу золото горит, где каплями,
где целыми кусками. Много его. Как увидел Костька, так и брякнулся головой
о камень. На другой день мать его в дудке нашла. Лоб ровно и несильно разбил,
а умер отчего-то Костька…

…Нагнулся над дудкой, а снизу ему ровно посветил кто. Видит – на дне-то
как окно круглое из толстого-претолстого стекла, и в этом стекле золотая
дорожка вьется. Снизу на Пантелея какая-то девчонка смотрит. Сама рыженька,
а глаза чернехоньки, да такие, слышь-ко, что и глядеть в них страшно. Только
девчонка та ухмыляется пальцем в золоту дорожку тычет: «Дескать, вот твое
золото, возьми себе. Не бойся!» Ласково вроде смотрит, а слов не слышно.
Тут и свет потух.

Пантелей испугался сперва: наважденье, думает. Потом насмелился, спустился
в яму. Стекла там никакого не оказалось, а белый камень – скварец… Притащил,
что подходящее, и давай камень дробить в том самом месте, где золотую дорожку
видел. И верно – в камне золото и не то что искорками, а большими каплями
да гнездами сидит. Богатимая жилка оказалась. До вечера-то Пантелей чистым
золотом фунтов пять либо шесть набил…

…Пантелей поглядел и видит – не то ведь кольцо-то. Поглядел на свою
руку – и там вовсе другое кольцо, да ещё в серединке-то два черных камешка,
как глаза горят.

Пантелей, конечно, по этим камешкам сразу припомнил девчонку, которая
ему золотую дорожку в камне показала…

…После костькиной смерти на прииске хватились:

- Где у нас плясунья-то?

А её и нет. Спрашивать один другого стали – откуда хоть она? Кто говорило
– с Кунгурки пристала, кто – с Мраморских разрезов пришла. Ну, разное…»



Читайте также:
зелигены

Зелигены - чудесные фейри. В давние времена зелигены во множестве обитали на тирольских лугах и полях, однако сейчас этих существ осталось очень мало – скорее всего, именно поэтому поля стали ...

зомби 
        Зомби -  оживленные  колдунами или шаманами мертвецы, которых используют для разных простых поручений. Как правило живут зомби только пока колдун или тот кто их оживил нуждается в их ...

золотая собака

Золотая собака.- Это собака из золота, которая охраняла Зевса, когда его преследовал Кронос. То, что Тантал не захотел отдавать эту собаку, было первым сильным его проступком перед богами, ...

земляная кошка
       Земляная кошка— подземная кошка, охраняющая клады в славянской мифологии. 
«По тем местам от Гальяна до самой Думской горы земляная кошка похаживает. Нашему брату она не вредная, ...

злыдни 
    
    Злыдни -  языческие злобные духи древних славян, олицетворение Недоли, навьи прислужники. 
    Так же их еще называют криксы или хмыри - болотные духи, которые тем опасны, что ...

добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru