Фома и Ерема

Источник: http://myfhology.narod.ru

  
Фома и Ерема - персонажи древе русских повестей.
Знакомясь с этими героями (как и с героями повести о Ерше Ершовиче), мы входим в особую область культуры Древней Руси — в ее «смеховой мир». Люди той эпохи любили и умели смеяться — весело и добродушно, но и зло, обидно... В произведениях устного творчества и в книжной литературе смех был направлен на внешних врагов, но также и на «своих»: высмеивали глупых и неумелых, трусливых и ленивых, обманщиков и клеветников, ябедников. Доставалось и боярам, и дворянам, и простым людям. Не боялись смеяться над судом, над церковными обрядами, над учеными людьми, пьяницами, лекарями, монахами. В литературе и фольклоре сложились устойчивые способы осмеяния: человек, явление, предмет становились особенно смешными, если им придавались уродливые черты, если недостатки до крайности преувеличивались, становились неправдоподобными, приобретали нелепый характер. Творцы смешного любили пародировать действительность (суд в рыбьем царстве — пародия на человеческий суд) — так острее обнажались пороки; реальный мир как бы выворачивался наизнанку и уже без покро-вов представал своими нелепыми, глупыми, смешными сторонами. Фома и Ерема — персонажи из этого смехового, вывернутого мира, но читатель хорошо видел за литературными образами живых людей. Они — братья, близнецы («за един человек, лицом единаки»), неразлучные в делах и помыслах. Впрочем, «приметами они разны»:

Ерема был крив, а Фома с бельмом,
 Ерема был плешив, а Фома шелудив.

Обратите внимание: повесть написана почти вся так называемым раёшным стихом, фразы строятся как бы на принципе параллельности — одна о Фоме, другая о Ереме, по смыслу они сталкиваются, но и сливаются, так как разница между братьями лишь внешняя, а по существу они совершенно одинаковы. Повесть состоит из ряда эпизодов, случаев из жизни братьев: все напоминает житийную икону с клеймами, только житие здесь явно пародируется, потому что герои не способны ни на какое дело, ничего не умеют, и им всегда не везет, всякий раз они попадают в смешную или опасную для них ситуацию.
Фома и Ерема — выходцы явно не из народной среды: их называют иногда торговыми людьми, иногда дворянскими детьми, просто знатными. Тем смешнее несовпадение их родовитости с внешним видом простолюдина.

На Ереме зипун, на Фоме кафтан,
 На Ереме шапка, на Фоме колпак,
 Ерема в лаптях, Фома в поршнях.

Все, что они пытаются делать, — невпопад. Приходят в церковь и попадают на клирос, начинают петь, а Фома вопит. Пономарь просит за молебен, но денег у них нет, и он «осердился на них:

Ерему в шею, Фому в толчки,
 Ерема в двери, Фома в окно...»

Встретившись после этого, они рассуждают:
«Чего нам бояться, заодно мы бежим». Пришли на пир, у одного в руках гусли, у другого — орган; первым делом принялись за пиво: «сколько пьют, а больше на землю льют, чужого добра не берегут». Стали играть и напевать — не понравились:

Ерему дубиной, Фому рычагом.

Отправились на охоту -- ничего не убили, спрятались от мужиков:

Ерема ушел в рожь, а Фома в ячмень,
 Ерема припал, а Фома прикорнул, 
Ерему сыскали, Фому нашли, 
Ерему кнутом, Фому батогом, 
Ерему бьют по спине, Фому по бокам.

Убегая от побоев, зацепили на дороге сани, и опять 

— Ерему бьют по ушам, Фому по глазам.

И смерть пришла к ним такая же нелепая.

«Захотелось им, двум братьям, рыбки половить. 
Ерема сел в лодку, Фома в ботник. 
Лодка утла, а ботник без дна. 
Ерема поплыл, а Фома не отстал.

И как будут они среди быстрой реки, наехали
на них лихие бурлаки.
Ерему толкнули, Фому выбросили, 
Ерема упал в воду, Фома на дно
— Оба упрямы, со дна не бывали...» 

Сюжет о Фоме и Ереме пользовался большой популярностью в народной среде, вошел в репертуар скоморошьих потех, бродячих кукольников. В XVIII веке он изображался на лубочных картинках, перешел в сказку и песню, в устном исполнении это произведение можно было слышать еще в начале XX века. Текст, конечно, постоянно варьировался, менялись и вносились новые живые подробности, но содержание оставалось неизменным: родившаяся в Древней Руси история о незадачливых братьях оказалась удивительно близкой и созвучной по своей смеховой природе людям других эпох.
 

Отзывы

Добавить отзыв

Имя *
E-mail
Текст сообщения *
Код подтверждения код подтверждения
* поля, обязательные для заполнения

Читайте также:

Тура

Тура (авест.). Тур (фарси), в иранской мифологии родоначальник туранцев (сначала под ними понимались кочевые восточноиранские племена, а затем тюркские). Первоначально Тура - сын Иимы. В «Шахнаме» ...
подробнее

Эгипт

 Эгипт, Египет, в греческой мифологии сын Бела, брат Даная и эпоним Египта. Отец 50 сыновей-Эгиптиад, которые силой взяли в жёны Данаид-дочерей Даная. В брачную ночь Данаиды убили своих мужей ...
подробнее

Бритомартис

            Бритомартис - в греческой мифологии нимфа - спутница Артемиды, дочь Зевса, известная своим целомудрием. Мифы о Бритомартис связаны с Критом (особенно с городом Гортина) и царём ...
подробнее

Перс

Перс - в греческой мифологии: 1) Титан, сын титана Крия и титаниды Эврибии, муж Астреи, отец Гекаты. 2) Царь Колхиды. Свергнул с престола своего брата Ээта, но потом был убит его дочерью ...
подробнее

Герион

Герион, в греческой мифологии трёхголовый и трёхтуловищный великан, сын рождённого из крови горгоны Хрисаора и океаниды Каллирои; обитает на острове Эрифия, на крайнем западе (вероятно, отсюда ...
подробнее
добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru