Вступление



Империализм - это чистая цивилизация… Мы цивилизованные люди, а не люди готики и рококо; нам приходится считаться с суровыми и холодными фактами закатывающейся жизни, параллель которой обнаруживается не в Перикловых Афинах, а в цезарском Риме.

В далеком прошлом я воображал себе некую историческую «игру», где на карте государств и племен отображались бы их армии, сражающиеся друг с другом. Причем отображались бы в динамике – например, движется с востока войско монголов, а внутри его сплошного потока различаются отдельные воины.

Грезы иногда имеют способность сбываться (хотя и не совсем так, как мы себе их представляли L). И вот, пожалуйста – «Рим. Тотальная война». Как сказал бы античный китаец: «мир борющихся царств».

Давние читатели рассылки, имели возможность познакомиться с выполненными в «Тотальной войне» реконструкциями исторических сражений и моими попытками выяснить преимущества отдельных родов войск армий стран Античного мира. Ответить на злободневный вопрос: «кто сильнее – слон или кит?»

Но вот Ваш покорный слуга решил, наконец, оторваться от «исторических» и «пользовательских» сражений и сыграть длительную «историческую кампанию». Долгое время она меня не слишком привлекала, так как не хотелось втягиваться в этот виртуальный мир «семей, полководцев, и политиков». Но надо же было получить новые впечатления от стратегического типа игры (давнего, но по-прежнему перспективного направления в игровой индустрии).

Кстати, если «исторические сражения» полезны в качестве тренинга, вырабатывающего такие качества, как решительность и способность не впадать в отчаяние раньше времени, то стратегии формируют рационалистический, «римский» (или «западный») тип мышления.

В принципе, это идет в русле человеческой биологической эволюции, поскольку, по мнению ряда ученых, главное, что изменилось в анатомии человека за последние сто тысяч лет – это увеличился кортекс, та часть мозга, которая отвечает за рассудочное поведение. Не знаю, правда, на каких опытных данных зиждется сие предположение (сложно определить размер кортекса у кроманьонца J).

Жанр «исторической кампании» сочетает в себе достаточно условный интерфейс карты античного мира, по которому передвигаются фигурки, символизирующие армии, правителей, дипломатов, шпионов, наемных убийц, флотилии судов, с блестяще выполненными трехмерными сражениями.

Но, поскольку этих сражений я уже отыграл многое множество (о чем говорилось выше), в данном повествовании сосредоточусь на вопросах большой стратегии и политики. Иными словами – на росте и развитии социально-политических систем.

Большинство читателей, наверняка не играло в «Рим. Тотальная война». Тем же, кто сражается, в поте лица завоевывая господство над пятьюдесятью провинциями, вероятно, будет забавно почитать отчет коллеги о проделанной работе.

Страна в Игре именуется «фракцией». За начальную точку отсчета выбрано начало третьего века до нашей эры. Соответственно, на этот момент в игре присутствуют следующие фракции: галлов (кельтов), бриттов (другая отрасль кельтского племени) иберов («испанцев»), германцев, даков, фракийцев, скифов, македонян, греков, карфагенян, нумидийцев (древние жители Северной Африки), египтян (с македонской династией Птолемеев), Селевкидов, понтийцев, армян, парфян. Состав отличный, особенно для меня (защитившего, в свое время, диссертацию по мифологиям Индоевропы).

И, естественно, римляне, которые, вследствие большого уважения к ним, располагают сразу четырьмя фракциями: Юлиев (красная), Сципионов (синяя), Брутов (зеленая) и Сената (фиолетовая). Здесь, видимо, имеется намек на триумвираты, когда могущественные полководцы заключали между собой союз против сенаторов-республиканцев.

Конечно, принцип трактовки римской истории как борьбы и взаимодействия руководящих кланов Вечного города несколько биологичен и нетипичен в нашей стране, с ее «классовым подходом». Но вот Лурье в своей «Истории Греции» (очень неплохой, особенно с учетом того, что она была написана в старосоветское время) применяет по отношении Афинам именно данный подход.

Гвоздь заключается в том, что, не проведя кампании до победного конца, ты не можешь выбрать ни одной фракции, кроме Юлиев, Брутов и Сципионов. Никаких тебе Селевкидов с их бронированными слонами, ни македонских фалангитов или парфянских катафрактариев L .

Должен отметить, что долгое время я не питал особой склонности к истории Рима, предпочитая Афины и Спарту, позднее кельтов или германцев (и, конечно, Персию). Однако со временем, обнаружилось, что аполлоническое начало римлян мне ближе скрытого дионисийства у греков и, явного - у варваров.

«Победа любит расчет».

И, раз с альтернативной историей и мировым господством Селевкидов пока не получилось, решил выбрать красную фракцию Юлиев. В конце концов, из ее рядов вышел самый знаменитый римлянин – Юлий Цезарь, от имени которого и происходят такие титулы, как «кайзер» и «царь».

Тем более что именно Юлии завоевали господство в Риме, и, следовательно, кампания за них наиболее исторична.

Юлии представляли собой патрицианскую (исконно римскую) но обедневшую семью, отчасти третируемую более успешными кланами знати. Поэтому, для того, чтобы выжить в качестве политической силы, им пришлось искать популярности среди широких слоев римского плебса (людей, в разное время примкнувших к римской общине на правах неполноправных членов).

Ибо, хотя Рим и представлял собой аристократическую республику, с мнением рядовых граждан (образующих войско) надо было иногда считаться.

Разумеется, нельзя сводить политическую жизнь в Риме к противостоянию Юлиев и их соперников. Во втором веке до н.э. здесь началась жестокая борьба между оптиматами («лучшими» - патрицианская олигархия Сената с ее финансовым капиталом) и популярами (честолюбивые военные вожди, ищущие поддержки плебеев), временами перераставшая в гражданскую войну.

Борьба эта (с большими оговорками напоминающая противостояние, соответственно, республиканцев и демократов в США) велась вокруг выбора пути развития, и продолжалась дальше, фактически до падения Западной Римской империи. От исхода данного противостояния во многом зависело будущее европейского континента, а значит и наше настоящее. Герои борьбы - Гракхи, Сулла и Марий, Помпей и Цезарь, Антоний и Октавиан, сенатские и солдатские императоры в некотором смысле являются нашими современниками.

И, начав Игру, я, неожиданно оказался затянут ею до такой степени, что целую неделю не мог размышлять ни о чем другом, обдумывая действия персонажей даже во время катания на роликах (J). И компьютерные герои вдруг «обрели плоть и кровь». Я выращивал их как тамагочи, но они, неожиданно проявляли собственный характер, и мне приходилось в таких случаях превращаться в простого летописца или «хроникера». А иногда – даже воспринимать полководцев и политиков эталоном поведения в экстремальной ситуации.

И я решил сделать не просто выпуск или цикл статей, а написать небольшую книжку в новом жанре – стратегического романа. Why not? Есть ведь романы детективные, любовные, исторические. По играм же ставились фильмы (незабвенная Лара Крофт!). Отныне же будут сочинять и романы.

И еще небольшое замечание. Вам, уважаемые читатели, в тексте романа будут встречаться вставки (порой весьма значительные), набранные меньшим по размеру шрифтом. Как давешняя об оптиматах и популярах. В отличие от вымышленных событий «Дома Юлиев», они представляют собой популярные (простите за каламбур), но научно достоверные характеристики тех или иных народов, богов, исторических деятелей и иных аспектов античной истории.

Отзывы

Добавить отзыв

Имя *
E-mail
Текст сообщения *
Код подтверждения код подтверждения
* поля, обязательные для заполнения

Читайте также:

Часть вторая. Властитель. Глава 5, Долой торгашей и да здравствуют герои!, часть 4

Далее, Тиберий решил тряхнуть стариной (ему шел пятьдесят шестой год) и сразиться с подходившими к Риму Сципионами. Увы, несмотря на весь свой девятизвездочный талант полководца, он недооценил ...
подробнее

Часть первая. Семья. Глава 2, Сыновья, часть 3

В нашем случае, сенат затребовал от Луция блокировать некий порт Пальма. Сколько он не озирал взыскательным оком бассейн Средиземного моря, города такого отыскать не сумел. «Поручение Сената ...
подробнее

Часть вторая. Властитель. Глава 3, Без колебаний, часть 4

Но главная фишка Тиберия Августа была в другом. Он решил идти на Рим самолично. Осведомители докладывали ему о настроениях римского плебса: «Ваша популярность среди граждан Рима не знает себе ...
подробнее

Часть первая. Семья. Глава 2, Сыновья, часть 9

Началось наступление германцев. Впереди бесновались визжащие ведьмы алиарумны; в центре шли грозные копьеносцы; фланги прикрывались воинами с секирами. Конницы и стрелков не было. Поскольку ...
подробнее

Часть вторая. Властитель. Глава 2, Ради блага Империи, часть 6

Новое объединение страны произошло в конце 1 в. до н. э. под руководством Децебала. Дакия вела активную внешнюю политику, становясь центром притяжения антиримских сил. Войну с императором ...
подробнее
добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru