Козел

Источник: http://myfhology.narod.ru

   
       КОЗЕЛ. Мифологические представления о Козле подчёркивают прежде всего его исключительную сексуальность (в сниженном виде — похотливость) и плодовитость. Отсюда его связь с божествами и другими мифологическими  персонажами,  олицетворяющими эти качества, — литовским Перкунасом, славянским Перуном, скандинавским Тором — вплоть до громовержца в т. н. основном индоевропейском мифе, а также божествами, так или иначе связанными с плодородием, в частности с буйной растительностью — Пушаном у индийцев (при жертвоприношении коня он получил в качестве своей доли Козел, поэтому колесница его, так же как колесница Перкунаса, Перуна, Тора и др., запряжена Козлами; ср. выражение «служить за козла на конюшне»), Пушкайтсом у пруссов (Пушкайтс связывается с бузиной, которая в дру-гих традициях, например у румын, соотносится с Козлом), Паном у греков (имена Пана, Перуна, Пушкайтса, вероятно, восходят к общему индоевропейскому корню pus, «расцветать, делать плодородным»). Аспект плодородия подкрепляется также сви-детельствами, почерпнутыми из ритуальной сферы. С Пушкайтсом соотносится   обряд   жертвоприношения Козла. и связанная с ним символика изобилия (ср. также мотив жертвоприношения Козла. козлоногому, козлорогому и козлобородому Пану, сопоставимый с мотивом превращения в Козла. Диониса, в свиту которого входит Пан). Русская сказка о «козе лупленой» и словацкая ритуальная игра в козу содержат мотивы выживания козой из своего жилища всех других животных и последующего изгнания самой козы пчелой или ежом. Насильственное извлечение мифологического персонажа, олицетворяющего плодородие, из своего убежища позволяет — через ряд промежуточных этапов — сопоставить козу с образами древних  переднеазиатских  божеств плодородия типа хеттского Телепинуса, также ужаленного пчелой и после этого вышедшего наружу. В некоторых традициях ритуалы плодо-родия   предусматривали   сожитие женщины с Козлом. 
      Вместе с тем наряду с аспектами плодородия в мифах и особенно в вос-ходящих к ним традиционных пред-ставлениях фигурирует бесполезность и непригодность Козла, иногда козы (ср. выражения: «как от козла ни шерсти, ни молока», «козла доить» и др.), некая его сомнительность, нечистота, несакральностъ (ср. противопоставление   Козла   или   козлищ агнцу). Козел связывается и с нижним миром и тем самым с жертвоприношением особого рода: по славянским поверьям, водяного можно умиротворить шерстью чёрного козла, злой домовой мучает всех животных, кроме Козла и собаки (ср. также представление о козлином копыте дьявола); у некоторых народов во время похоронного обряда чёрный козёл приносился в жертву, чтобы служить умершему пищей, которая поможет ему возродиться (следы этих пред-ставлений прослеживаются в библейском сюжете «козла для отпущения грехов». Лев.  16, 9—10). Мотив жертвоприношения   прослеживается также в поздних (в основном фольклорных) источниках. В сказке об Алёнушке и братце Иванушке, обнаруживающей несомненные связи с ритуалом,   подчёркивается   мотив замышляемого убийства обращённого в Козла Иванушки; при этом убийство изображается как некое жертвоприношение («огни горят горючие, котлы кипят кипучие, точат ножи булатные, хотят козла зарезати ...», ср. также выражения «забивать козла», «драть козу», «драть, как Сидорову козу»). В этом же контексте находятся и такие обрядовые действа, как рождественские и масленичные обходы «туроня» в сопровождении старого деда-стрелка, пытающегося стрелой или палкой поразить «туроня», или игры ряженых с козой, причём сначала поётся: «Где коза ходит, там жито родит..., где коза ногою, там жито копною...» (аспект плодородия), после чего козу убивают стрелой, затем она вновь оживает, и снова поётся песня о плодородии. В последнем обряде, как и в русской сказке, выделяются два мотива: мотив не состоявшегося заклания Козла или козы (смерть оказывается мнимой, или же после смерти снова наступает жизнь) и мотив травестийности (Козла — превращённый Иванушка; «туроня» изображают два человека; ср. загадки о Козле: «С бородой уродился,  богу  угодился,  святой быть не может», «С бородой, а не мужик» и представление о Козле как превращённом  добром  молодце  в сказке «Сопливый козёл»,— Афанасьев). 
       Мифологическая история Козла углубляется с привлечением материалов палеолитической живописи, а также искусства и фольклора позднейших эпох (сюжеты типа «Козел у дерева» или «Козел, запутавшийся в ветвях» — статуэтка из Ура, вплоть до «Как пошёл наш козёл да по ельничку...»), установлением связи Козла с другими божествами — Герой, Дионисом, Афродитой; Агни, Вару ной, Индрой; Мардуком, Таммузом, Нингирсой, Эйя и др. Иногда с Козлом соотносятся некоторые мифологически и сакрально отмеченные атрибуты, позволяющие восстановить важные звенья мифологических представлений о связи Козла с божествами грозы. Эгис, или эгида (собств. «козья шкура»), — атрибут Зевса, Афины, иногда и Аполлона. По Гомеру, эгида представляет собой щит, изготовленный Гефестом для Зевса (отсюда Зевс-Эгиох). Позднее считалось, что эгида — это шкура козы Амалфеи, натянутая на щит (некоторые исследователи видят здесь воспоминание о древнейшем обычае защищать левую руку козьей шкурой); другой вариант мифа изображает эгиду как огнедышащее чудовище, порождённое Геей и убитое Афиной, сделавшей себе из него щит (с сер. 6 в. до н. э. щит-эгида из козьей шкуры становится постоянным атрибутом Афины; ежегодно на Акрополе в жертву Афине приносился козёл, шкура которого как эгида возлагалась на статую богини); ср. также представление о Козле как символе тучи, скрывавшей молнии Зевса, и индоевропейский образ Козла как зооморфного символа молнии, грома. Образ Козел связывается также с астрономической и временной символикой (ср. Сарпсогпив, или «рогатый Козел»); Козерог как один из знаков Зодиака, название месяца, связанного с Козлом в китайском и некоторых других анимальных календарях; Козел как минойский бог убывающего года, в отличие от барана как бога прибывающего года и т. п. Ср. также символику образа Козла в народной медицине, геральдике, толкованиях снов (сладострастие,    плодородие,    богатство, жизнь — смерть, глупость, непостоянство в любви) и т. д.

Отзывы

Добавить отзыв

Имя *
E-mail
Текст сообщения *
Код подтверждения код подтверждения
* поля, обязательные для заполнения

Читайте также:

Змей

       ЗМЕЙ, змея, представленный почти во всех мифологиях символ, связываемый с плодородием, землёй, женской производящей силой, водой, дождем, с одной стороны, и домашним очагом, огнём ...
подробнее

Осел

          ОСЕЛ. Мифопоэтический образ Осла распространён   с   глубокой   древности (в египетских изображениях Осла известен уже с 4-го тыс. до н. э.). С одной стороны, Осел— ...
подробнее

Овца

        ОВЦА. В разных мифопоэтических системах символические значения Овца отличаются большой устойчивостью и единством — робость, стыдливость, кротость, безобидность, пассивность, терпение, ...
подробнее

Муха

          МУХА. Мифологическая роль Мухи связана с её малыми размерами, назойливостью, нечистотой. Эти особенности определяют символическое значение образа Мухи. У древних ...
подробнее

Лягушка

      ЛЯГУШКА. В различных мифопоэтических системах функции Лягушки, как положительные (связь с плодородием, производительной силой, возрождением), так и отрицательные (связь с хтоническим миром, ...
подробнее
добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru