Авдотья Рязаночка

Источник: http://myfhology.narod.ru

  
         Авдотья Рязаночка - Образ Авдотьи Рязаночки — несомненно, вымышленный, не имеющий летописного прототипа, встречается он в исторической песне, сложенной, повидимому, в середине XIII века и с небольшими изменениями сохраненной севернорусскими сказителями вплоть до XX столетия. Песня начинается картиной татарского нашествия.

Славные старые король Бахмет турецкие
Воевал он на землю Российскую,
Добывал он старые Казаньгород подлесные.
 Он-де стоял под городом 
Со своей силой-армией 
Много поры этой было, времени, 
Да и разорил Казань "город подлесные, 
Разорил Казань-де-город на пусто. 
Он в Казани князей-бояр всех вырубил, 
Да и княгинь-боярыней 
Тех в живых побрал.
 Полонил он народу многи тысячи,
 Он повел-де в свою землю турейкую.

         Здесь по крайней мере два анахронизма. Первый — «король турецкий» и «земля турецкая», второй — «Казань подлесная». Это поздние замены царя татарского и земли татарской и Рязани. Древняя песня была откликом на нашествие полчищ Батыя и на разорение Рязани в 1237 году. Рязань первой приняла на себя удары нашествия, подверглась страшному разгрому — это событие было описано в книжной «Повести о разорении Рязани Батыем», где наряду с точными летописными подробностями нашли место и на-родные песни. Повесть завершалась рассказом о возрождении Рязани: князь Ингварь Ингоревич «обнови землю Рязанскую, и церкви постави, и монастыри согради, и при-шельцы утеши, и люди собра». В народной песне тот же подвиг совершает простая «молодая женка» Авдотья Рязаночка (кстати, имя «Рязаночка» говорит о местах, где происходили события). Но делает она это совсем подругому. В песне немало сказочно-фантастического, необычайного. Вражеский царь на обратном пути ставит «заставы великие»: реки и озера глубокие, «чистые поля широкие, воров-разбойников» и «темны леса», наполненные «зверями лютыми». Авдотья Рязаночка одна осталась в городе. Она и отправляется в «землю турецкую» — «полону просить». Ей удается почти чудесным образом преодолеть препятствия. Она обращается к Бахмету:

Я осталася в Казани единешенька, 
Я пришла, сударь, к тебе сама да изволила,
Не возможно ли будет отпустить мне народу сколько-нибудь пленного,
Хошь бы своего-то роду-племени?

     Дальнейший диалог «короля» и «молодой женки» развивается в духе старых былин. Узнав о том, как искусно прошла Авдотья «заставы великие», и отдав должное тому, как умело она говорила с ним, Бахмет задает ей трудную задачу: только выполнив ее, она сможет увести с собой полон.

Да умей попросить у короля
полону-де головушки,
Да которой головушки боле век не нажить буде.

 «Молодая женка» справляется с этой задачей, проявляя свойства сказочной или былинной «мудрой девы».

Я замуж выйду — да мужа наживу,
Да у мня буде свекор — стану звать батюшкой,
Да ли буде свекровка — стану звать матушкой,
А ведь буду у них снохою слыть;
Да поживу с мужем — да я сынка рожу,
Да воспою, вскормлю — у мня и сын буде,
Да стане меня звати матушкой;
Да я сынка женю да и сноху возьму —
Да буду ли я и свекровой слыть;
Да еще же я поживу с мужем —
Да и себе дочь рожу,
Да воспою, вскормлю — у мня и дочь буде,
Да стане меня звати матушкой.
Да дочку я замуж отдам —
Да и у меня и зять буде,
И буду я тещей слыть...

     Таким образом, может быть, по словам Авдотьи, восстановлена вся большая семья — только в обновленном составе.

А не нажить-то мне той буде головушки — 
Да милого-то братиа любимого, 
И не видать-то мне братиа будет век и по веку.

       Вот ключ к решению трудной задачи: всех родственников можно  «нажить» — кроме родного брата. Ответ Авдотьи не только ве-рен, но и, оказывается, затрагивает самого Бахмета: он признается, что во время нашествия на Русь погиб его любимый брат. 

Ты умела просить у короля полону ли головушки,
 Да которой-то не нажить и век буде... 
Ты бери-тко народ своей полоненые
 Да уведи их в Казань до единого.
 Да за твои-ты слова за учливые 
Да ты бери себе золотой казны 
Да в моей-то земли во турецкие,
 Да ли только бери тебе сколько надобно.

      Так, благодаря мудрому ответу Авдотья получает право увести на Русь «народ полоненые» в «Казань опустелую». Да она построила Казань-город наново, Да с той поры стала Казань-де славная, Да с той поры стала Казанъ-де богатая, Да и тут ли в Казани Авдотьино имя возвеличилось.,. Такова легенда о «молодой женке», совершившей чудо. В истинность происшедшего и в подлинность героини Древняя Русь верила твердо.

Отзывы

Добавить отзыв

Имя *
E-mail
Текст сообщения *
Код подтверждения код подтверждения
* поля, обязательные для заполнения

Читайте также:

Оджуз

Оджуз, Оджиз, в таджикской мифологии старуха-мороз. Семь (иногда меньше) дней до наступления нового года (ноуруза) назывались днями старухи-Оджуз или в некоторых районах - «старуха в пещере» ...
подробнее

Мороз

  Морозко (Мороз) Персонаж сказочного и обрядового фольклора. Представление о Морозко в русском фольклоре отличается разнообразием вариантов. В сказках это величественный старик,  живущий в ...
подробнее

Радаманф

Радаманф, Радамант, в греческой мифологии сын Зевса и Европы, брат Миноса и Сарпедона. Радаманф родился на Крите, куда прибыл Зевс, похитивший, приняв облик быка, дочь финикийского царя Европу...
подробнее

Меланфий

Меланфий, Мелантий, в греческой мифологии раб Одиссея, Когда Одиссей вернулся из странствий, Меланфий не узнал хозяина, одетого в лохмотья, оскорбил и ударил его. В отсутствие хозяина Меланфий ...
подробнее

Ликаон

Ликаон, в греческой мифологии:  1) аркадский царь, сын Пеласга. Ликаон и его 50 сыновей отличались иечестивостью, слухи о которой дошли до Зевса. Желая проверить справедливость этих обвинений, ...
подробнее
добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru