Дюк Степанович

Источник: http://myfhology.narod.ru

 Дюк Степанович - герой русских быличек, не смотря на то что имя этого богатыря не совсем русское он считается популярным славянским персонажем.
Ученые связывают его имя с латинским Лих, итальянским Лика — в значениях «герцог», «воевода», с украинским дюк — «богач».
В некоторых версиях былины Дюк предстает как чужеземец. Он приезжает в Киев из дальней страны — «из Карелы упрямыя» или «из Индии богатая». По-видимому, тексты Древней Руси называли родиной Дюка Галицко-Волынскую землю: в XII—XIII веках это княжество было могущественным и независимым от Киева. В отличие от известных нам богатырей, которые из своих княжеств едут в Киев, чтобы стоять на защите Русской земли, Дюк приезжает сюда с недобрыми целями.
С самого начала былинного повествования в Дюке выделяются две особенности. Пер-вая — богатство героя, роскошь его наряда. Вот, к примеру, как описывается снаряжение Дюкова коня:

И седлал седелышко во две тысячи, 
Накинул попону не суредниную 
— Оторочена была попона в три строки:
Перва строка была красна золота,
Другая строка чиста серебра,
Третья медью-казаркою,
Которая медь подороже
злата и серебра,
Подороже скатного жемчуга;
Дорога была попона — во три тысячи.

Вторая — обладание чудесным оружием и магическим знанием. Дюк владеет тремя стрелами, которые оперены перьями «сизого орла»: этот орел на море бьет птиц, потом летит к утесу и оставляет там несколько своих перьев; их подбирают купцы-корабельщики и раз-возят по разным землям, дарят царям и богатырям. Дюк к своим стрелам приладил драгоценные камни — яхонты: при полете стрелы светились, и Дюк мог подбирать их ночью.
По дороге в Киев Дюк встречает необыкновенные препятствия — три великие заставы:
«змеи поклевучие», «львы-звери поедучие», «горушки толкучие, они сходятся вместе и расходятся». Дюк преодолевает их по совету матери: он бьет коня, первый раз — между ушей, второй — между задних ног, и конь благополуч-но переносит его в безопасное место. Все эти подробности говорят нам, что в образе Дюка задержались следы мифологического героя (владение чудесным оружием и знанием, как миновать опасности), но преобладают в нем черты богатыря — правда, богатыря, который не участвует в воинских делах и проявляет свое богатырство другими способами. На пути к Киеву Дюк наезжает на шатер, в котором отдыхает Илья Муромец. Такие встречи богатырей в чистом поле обычно выливаются в поединки, и Илья готов помериться с незнакомым богатырем силой, но Дюк уклоняется от битвы и признает превосходство Ильи. Илье это нравится, и он предупреждает Дюка, что если тому придется туго в Киеве, пусть известит его, и он, Илья, «подсобит горю».
Ради чего приезжает Дюк в Киев, ищет встреч с Владимиром? Похоже, ради того, чтобы покрасоваться, показать свое превосходство перед киевлянами, и главное — чтобы показать, насколько Киев беднее, неустроеннее его Галича, насколько он уступает его городу во всем. Идет серия сравнений — как в Галиче и как в Киеве. Большая часть описаний при этом не содержит ничего исторически реального, они выдержаны в условно-былинной манере, но важна их направленность — возвысить Галич и унизить Киев. Дюк высмеивает киевские мостовые: они «черной землей засыпаны», «подмыло их водою дождевою», и «замарал я сапожки те зелен сафьян»; мосты неровные, даже во дворце настланы плохо. Во дворце в Галиче иное дело:

...построены мосточики калиновы,
А ведь столбики поставлены серебряны...
А ведь постланы сукна гармузинные.

Убогости Владимирова дворца противопоставлена роскошь дворца Галича. За пиршественным столом сравнения продолжаются. Утонченный вкус приезжего богатыря не выносит киевских калачей, поскольку они плохо пахнут: нижняя корочка — кирпичной печью, а верхняя — хвоей, потому что их обрызгивали помелом из сосновых веток. К тому же тесто месят в сосновых бочках, обитых еловыми обручами. Не то что в Галиче:

У моей родителя у матушки 
А построены ведь бочечки серебряны, 
А обручики набиты золоченые, 
Да ведь налита студена ключева вода...
 Да и построены печки муравленые*, 
У нас дровиа топятся дубовые, 
А помялушки повязаны шелковые, 
Да ведь настлана бумага — листы гербовые... 
А калачик съешь — по другоем душа горит.

То же самое — с вином: в Киеве оно и варится в неподходящей посуде, и хранится в обыкновенных погребах, так что оно задыхается. В Галиче и посуда другая, и хранится вино подвешенным на цепях: «чарку выпьешь — по другой душа горит».
Наконец, Дюк сопоставляет богатство свое — и Киева: у него двенадцать погребов золота, серебра и жемчуга, и

На один я на погреб —
на красное на золото —
Скуплю и спродам ваш город Киев. 

Возмущенный похвальбой гостя, Владимир посылает (обычно Добрыню) проверить справедливость слов Дюка. Добрыня сталквается с таким великолепием, с такими излишествами в роскоши, о которых он не мог и думать. В этих описаниях проявились харак-ерные для Древней Руси понятия о дальних странах с несметными сокровищами и сказочной красотой. В былине упоминается то Индия, то Галич, но это не столь важно. В городе «крыши как огонь горят» — от золотых кровель. Боярский двор — на семи верстах, с позолоченными заборами и столбами, с серебряными подворотнями. Здесь тридцать три терема златоверхих, с хрустальными крылечками.   Интерьер — сказочный — с  по-ющими царскими птицами, с росписями на потолках и стенах, изображающими солнце и все небо. Добрыня трижды ошибается, принимая за мать Дюка ее прислужниц — так роскошно они одеты. Сама матушка является вся в золоте и серебре, от нее расходятся лучи по всему городу. Мать открывает перед киевлянами погреба с несметными богатствами. Добрыня, вернувшись домой, признается Владимиру: чтобы набрать столько бумаги, чернил, перьев для описания богатств, надо было бы продать Киев с Черниговом. Поездке Добрыни в Галич предшествует состязание Дюка с киевским богатырем Чурилой. Чурила был известен как большой модник, щеголь. Чтобы защитить честь Киева, он вызывает Дюка на спор — кто кого перещеголяет в нарядах: в течение трех лет каждый день нужно выезжать в новом платье и на новом коне. В этом споре за Чурилу поручается весь Киев, за Дюка — один Илья Муромец. Три года — это, конечно, типичная условность; все происходит значительно бысрее. Чурила обувает «сапоги зелен сафьян» с острыми носами и пятками и на таких высо-ких каблуках, что под сапогом воробьи проле-тают. Дюк же обувает лапти, но плетенные из семи шелков и украшенные самоцветным камнем, к тому же они «со свистом». Победа здесь явно за приезжим богатырем. Чурила надевает роскошную кунью шубу, отороченную золотом, серебром и жемчугом. На петельках шубы вплетены изображения девушек, на пуговицах вылиты молодцы, и при застегивании они обнимаются, а при расстегивании целуются. Но и здесь победа остается за Дюком: на его шубе

Во пуговках литы люты звери,
Да во петельках шиты люты змеи.
Да брал он. Дюк...
Плётоньку шелковую,
Да подернул Дюк-от по пуговкам —
Да заревели на пуговках люты звери;
Да подернул Дюк-от по петелькам 
— Да засвистали по петелькам
люты змеи. 
Да и от того-де рёву от звериного, 
Да того-де свисту от змеиного
 Да в Киеве старой и малой на земли лежат.

Чурила, проиграв спор, не успокаивается и вызывает Дюка на настоящее богатырское состязание: нужно на конях перескочить Пучай-реку в одну сторону и потом в другую. Состязание это кончается для Чурилы полным позором: он вместе с конем, вооруженный, застревает посередине реки, а Дюк на полном скаку хватает его «за желты кудри» и вытаскивает на берег. Согласно законам богатырских поединков, Дюк готов отрубить побежденному голову, но за Чурилу вступается князь. Так Дюк победителем оставляет Киев:

И поехал Дюк ко городу ко Галичу. 
И через стену махал прямо городовую 
И через высоку башню наугольную. 
И уехал Дюк во Волынь-землю богатую, 
Во Волынь-землю и во славен Галич-град.

Отзывы

Добавить отзыв

Имя *
E-mail
Текст сообщения *
Код подтверждения код подтверждения
* поля, обязательные для заполнения

Читайте также:

Тариакури

   Тариакури («жрец воздуха»), в мифологии тарасков культурный герой. В образе Тариакури слились представления о божестве ветра и легенды об историческом основателе государственного объединения ...
подробнее

Лия

Лия по ветхозаветному преданию старшая дочь Лавана, жена Иакова. Лаван обманным путём подменил ею на брачном ложе свою младшую дочь Рахиль, обещанную им в жёны Иакову, двоюродному брату обеих ...
подробнее

Хиона

Хиона - в греческой мифологии:  1) дочь Борея и Орифии, внучка афинского царя Эрехфея, сестра Клеопатры и Бореадов - Калаида и Зета (Apollod. Ill 15, 2). От Посейдона родила сына Эвмолпа. Боясь ...
подробнее

Амфитрион

           Амфитрион - в греческой мифологии сын тиринфского царя Алкея и дочери Пелопа Астидамии, внук Персея. Амфитрион принял участие в войне против обитавших на острове Тафос телебоев, ...
подробнее

Алкестида

               АЛКЕСТИДА  - в греческой мифологии дочь царя Пелия, супруга Адмета. Когда её муж, обречённый на раннюю смерть, получает возможность сохранить себе жизнь, если кто-либо согласится ...
подробнее
добавить в избранное
© 2010 mythologys.ru